О РАБОТАХ


 


Лена и волк, 2016, 3D-принт,  акрилик, 17х15х11 см.



ЛЕНА И ДРУГИЕ ЖИВОТНЫЕ

Скульптуры и картины из серии "Лена и другие животные" ведут диалог с двумя известными произведениями на тему "пьета": одно из них ‒ "Пьета" Микельанджело, (1498 -99), второе ‒"Объясняя картины мертвому зайцу" Джозефа Бойса (1965).

Все работы серии, по сути, ‒ автопортреты-гротески. С одной стороны, работы обращены к чувствам, они излучают нежность и сострадание, с другой – касаются  темы, связанной с экологией человеческой души: вызывают размышления о ситуации на нашей планете, о разрушительном отношении к природе, о вымирающих видах животных. Все работы, на которых художница держит на руках диких зверей, выражают тягу к природе и одновременно сожаление об отдалении от нее.



undefined

Искусство кондициониравания, 2006, сухая пастель на бумаге, 108Х230, Фото: Михаэль Амар


Образ волка /  Лена Зайдель

Волки пробуждают Иерусалим от спячки. Встряхивают улицы и святыни. Там, где они пробежали, уже ничто не останется на прежних местах. Волки несут угрозу старым, отжившим формам – всему застывшему, фанатичному, окаменевшему. Они несут угрозу политическим и социальным догмам, угрозу омертвляющей рутине, притупляющей зрение,мысли и чувства. Развернувшиеся сцены, пребывают на стыке цивилизованного и дикого на стыке культуры и первичности. Волки,словно полчища шаманов-целителей, несут городу очищение и новое будущее. Волки – это напоминание о дикой витальности, о магии природы, о живом интеллекте и интуиции. Они бросают вызов чрезмерной рациональности и линеарности мышления. Возникая на улицах города, они на бегу превращаются в знак, в символ, в магическое заклинание, повторяющееся снова и снова…


Разбитое сердце города

undefined

Доски, 2010, графит на бумаге, 33Х75, Фото: Михаэль Амар    


В серии «Разбитое сердце города» (2008-2010) волки проходят сквозь многожды повторенное урбанистическое пространство. Работы затрагивают тему времени и визуального восприятия, сопровождаемого вечным помаргиванием наших глаз. Идея деления ландшафта на отдельные, подскакивающие отрезки произошла от феномена помаргивания – прошлое,настоящее и будущее присутствуют в плоскости рисунка как-бы одновременно. Серия представляет собой попытку разложить мгновение на составные части «до»,»во время» и «после» волка, а затем – заново собрать его воедино.

Почти рай  

Меня всегда тянуло к местам, которым трудно найти определение. Большинство из них я обнаружила на обочине дороги, по пути в Иерихон, в торговых точках, где продается садовый инвентарь. Там, на протяжении многих километров, словно призрачные воины, вырастают из земли декоративные гипсовые статуи зверей, птиц, фруктов и гномов.

Белый фонтан, 2014, акрилик и сухая пастель на бумаге, 105Х280, Фото: Михаэль Амар

После первых восторгов от близости и странности этих скульптур, я впервые обнаружила в этом месте то, чего прежде никогда не замечала. Рассматривая длинные ряды гипсовых скульптур, я размышляла о подлинности их присутствия и о существовании оригинала. Я усомнилась в существовании той самой одной-единственной скульптуры, с которой все началось - с которой были сделаны все последующие копии. Действительно ли существовал такой оригинал? Я смотрела на колонны, украшенные венками из гипсовых листьев, покрытые шероховатым слоем серо-коричневой краски, это, конечно, подделка... Но под что именно? Какой именно стиль имитируют эти скульптуры? Что означает эта театральная россыпь загадочных скульптур, растущих прямо из песка? Возможно, это всего лишь случайное собрание безделушек в средиземноморском стиле? Или же здесь скрывается что-то еще?


Каменный орел, 2014, акрилик и сухая пастель на бумаге, 105Х300, Фото: Михаэль Амар

Размышления над загадкой этой гигантской коллекции скульптур, представленной словно молчаливое свидетельство или как декорация к драме, происходящей на обочине дороги, заставили меня думать, что у этой декорации имеется еще одно характерное свойство: превращать любое место в экстерриториальное. Ведь пункты продажи садового инвентаря разбросаны по всей стране и, как правило, они выглядят так, будто застряли между двумя мирами. Эти места словно парят в некой метафизической неопределенности - с точки зрения географической, государственной, политической и т.д. Одним словом, создается впечатление, что торговые точки существуют где-то вне времени.
И действительно, эти места сохраняют свой облик на протяжении долгих лет. Законы времени, судя по всему, над ними не властны... И, как известно, в таком экстерриториальном пространстве, застрявшем между мирами, в месте, которое вынуждает наблюдателя задаваться вопросом копии и оригинала, - в таком месте может произойти что угодно. Например, может случиться «Почти рай» - местная ближневосточная драма, лишенная финала...


Адам и Ева, 2014, акрилик и уголь на бумаге, 105Х300, Фото: Михаэль Амар

Голубой цвет в серии «Почти рай» появляется как символ течения жизни и течения идей. Голубые капли, заполняющие рисунки, превращаются в неотъемлемую часть скульптур, которые я построила. Разглядывание бетонных зверей на обочине дороги породило идею рая, застывшего в песках. Во время работы над серией у меня перед глазами возникали образы рая из бетона и гипса, который, с одной стороны весь подражание и копия, а с другой — весь тоска по настоящему раю... Скульптуры, которые я построила, напрямую связаны с «оригиналом» садового инвентаря, обнаруженного по дороге в Иерихон. Мой диалог с «местом» и с «оригиналом», происходящий посредством двухмерных зарисовок, постепенно возвратился к трем измерениям в форме бело-голубых скульптур.
В своих рисунках я намеренно заострила диалог между живыми, «дышащими», образами и «предметами»: между природой живой и природой мертвой
В серии «Почти рай» бетонные утки установлены напротив разноцветных попугаев, по всей видимости — абсолютно живых. Взрыв фонтана противопоставлен статичности гипсовых кур, пластмассовых яблок и глиняных кувшинов. Безуспешно пытается взлететь бетонный орел, запряженный в массивную колесницу, нагруженную керамическими гусями, горшками и ящиками для цветов. На ветке дерева над призрачным кафе мирно дремлет медвежонок коала, растворяясь в желтом тумане ландшафта. Пара розовых фламинго вышагивает вслед за бетонными кадками для цветов, уложенными словно саркофаги: на них помпезно возвышаются гигантские пластмассовые грибы и фрукты. Их формы вызывают в памяти обряды плодородия в языческие времена... Груда случайных предметов неожиданно напоминает постмодернистскую скульптуру конца прошлого столетия. А дерево? Дерево познания добра и зла скромно растет слева, а срубленный ствол другого дерева валяется за бетонными кадками, покрытый серой пылью... Адам и Ева плывут по воде, их руки разбросаны в стороны. Изо рта у них бьют бело-голубые водяные фонтаны. Они плывут в море ненужных вещей... Куда они плывут?

Лена Зайдель, 2015
Перевод с иврита: Ирина Верник


 

 
Волк и баран, Зебра, Тигр и козел, 2015, смешанная техника, 145Х20Х20, 135Х20Х20, 150Х25Х25, Фото: Михаэль Амар


 



Лена Зайдель 2020

--------------------------------------

Бат-Шева Дори-Карлие, 2020

--------------------------------------

--------------------------------------

--------------------------------------

--------------------------------------

--------------------------------------

--------------------------------------

--------------------------------------

Гидеон Офрат 2017

--------------------------------------

Лена Зайдель 2008-2015

Премия Иш-Шалом 2016

Одед Зайдель 2015

Гидеон Офрат 2013

Альберт Свиса 2013

Карин Левит 2013

Йонатан Амир 2012

Зеев Бар-Селла 2012

Шошана Авербух 2008

Зеев Гольдберг 2007

Моника Лави 2006


All rights reserved to Lena Zaidel copyright 2008-2021