, , : , :


21-43

undefined

, 80,
 


21

"

 

.

 

 


 

 

:
:
(")

, 1993

21

И. Р.

Даже
последнюю строку
мою
припишут двойнику

а – я
лицо свое второе
лицо
соленое пловца

в стекло зеленое
зарою
до тыльной
стороны лица

чтобы
один в себе одном
со вкусом хруста амальгамы
лететь

я
знаю что над самым
я знаю что над самым
дном.
 


Из книги: Праздник
(Цикл: Новый Арион или Записки натуралиста)
Иерусалим: Еlia Capitolina, 1993



 22 


,



, ,


 







:
:
(")

, 1993


22

Был
добрый покровитель рыбам
и
тварям господин

играл и пел с собою
либо
как следует
один

сидел
после купанья
в кофте
у берега воды

смотрел
не
оставляют когти
когтей следы

заметил:
не быстрее старюсь
чужого
пса

а
в территориальных
парус
навертывался на глаза. 

 

 

Из книги: Праздник
(Цикл: Новый Арион или Записки натуралиста)
Иерусалим: Еlia Capitolina, 1993



 23

.

:

.

 

.



: 1984
:


23

Никого нет
у меня в дому
только заметим вслед
их нет
но не потому
что нет их
их вовсе нет
поэтому
ляжем
песком
кровать
по пояс занесена
пора переночевать пора
по ту сторону сна. 


Из книги:  Стихотворения Михаила Генделева.
(Цикл: Второй дом)
Иерусалим: Лексикон, 1984.

 



 24

, :

— .

.


,

.

"!"

.


:

.


,

:

.


,

?

.


,

:

?


! !

,

, ,

.


"!"

,  

,

,

, .


, . . !

?

:

.

 

.



  

: 1984
:



24

Тишь
в доме моем
мрак и тишь
мертво спишь ты дом на сырой золе
и валяется дохлый стриж
на столе

а в каждом окне
по луне
наклей
и
еще одну – на потолок!
эхо в ответ на «еще налей» сворачивается у ног

всякий жест руки производит дым
то есть
пыль да пепел из-под руки
в углах прах хоть сучи и тки
и кривят косяки
с ними нелады

и ступени
сгнили на чердаки
но в подвалы сгнили еще скорей
сквозняки
показывают языки
из разинутых напролом дверей

и
в дому моем
никого нет
а кому быть раз и не бывать!
а лежит лицом вся на лунный свет
в морщинах каменная кровать

развалились кресла
расселся стул
кто еще в компанию нашу с тем
что неровен пол
что неровен час
и осядут стены и нету стен?

нет уж!
твой дом – это твой дом
на твоей земле
по твоей руке
да по ремеслу – на твоей золе
да луна прибита на потолке

эхо пни ногой
повтори «налей»
и налей себе – нету эха но
лей!
затем что нет здесь руки белей
что возьмет перо дохлебав вино

запали белый свет
или нет – потом!
ни к чему нам и пускай темь
тем стоит дом
но стоит дом
всякий жест руки средь его стен. 
 

 

Из книги:  Стихотворения Михаила Генделева.
(Цикл: Второй дом)
Иерусалим: Лексикон, 1984.

 



 25

 

,

,

,

.


,

, ,

.


:

— —

...


— —

, .

, ! 

,

,

— :

,

.


,

,

,

.

, ,

 

.

,

,

,

!

.

!


( )

.

, !

,

.


,

, ,

, ,

, ,

.


,

, ,

, ,

...

— :

,

 

.



  

:
:

, 1997

25

БОЛЬШОЙ РОМАНС
КАМЕННОГО СТОЛА

У
каменного догола как жена
стола
с черной крови мискою
когда
в одном окне у меня луна
и
в другом луна
только
низкая
здесь
у каменного стола
дай
мне досмотреть
я заискиваю
дай мне досмотреть какой ты была
и
в другом окне
тоже луна
иерусалимская

дай еще раз увидеть
одна тысяча девятьсот
девяносто нашего лета улыбку улыбка как сноп бензина
она ослепительна
так
что локтем закрыть лицо
можно убрать
действительно
не
вообразимо

ну и эхо в доме где ты жила
тень
с лица моего пила
тень с лица
где в одном углу дома
зола
и в другом
зола
но
еще теплится

где лакают с каменного стола
дай
мне удержать
зубы лузгая
дай
мне удержать
а луна ушла
а в другом окне тоже луна
но
русская

дай
в этот раз удержать
неподъемное бельецо
обираемое со стульев бессильно прощанье ибо
ибо
руки белей белья
так что локтем закрыть лицо
спасибо
я досмотрел
спасибо

а на все про все
в доме
одна стена
и одна постель
вот совпадение
и пока еще я по эту сторону сна
а по ту
сторону сна
не те
сновидения

и сидим мы у каменного стола
дай черт допьяна
песни бряцая
дай черт допьяна
и чтоб не слова
а чтоб музы́чка
одна
и
чтоб
блядская

горячительная музычка
чтобы эдаким молодцом
прогарцевать 
от Стены до Москвы и назад
как когда-то меня носило
но ты
в начале летнего неба
а мне локтем закрыть лицо
и этот припев еще
про луну
невносимый. 

 


Из книги: В садах Аллаха
(Цикл: Пять романсов для г-жи К. )
Иерусалим: Verba Publishers, 1997
 



 
 26

,




.

,
,
,
, ,

. 

?
?
— , ,


.


,
,

 
— .


 


:

, 1997 

26

Жизнь твоя разная птичьими буквами ангела
в небе подписана к небу подколота
в Городе Имени Неба давно переписана набело
но
не назначены
дата и колокол

ну а музы́чка твоя
каркает вместе с воронами
в солнце полощется под луною стирается
в Городе Имени Неба за городскими воротами
ветер в нее все никак
не наиграется

а это кто там у нас ее рубашонка короткая
а это кто там у нас русская
голая
а это дура-любовь перед воротами
только их восемь ворот
дата и колокол

а вот в трубы дутая с позолотой нежирною
легкая слава твоя с золотыми прожилками
и перед небом один
бормоча слово жимолость
и слово молодость
и снова жимолость. 


 

Из книги: В садах Аллаха
Иерусалим: Verba Publishers, 1997



27



.

.

;

.

,

,

,

,

,

.

— ,

,

, ,

.

,

, —

.

 

:

, ,

.

.

.

,

,

.

,

,

 

.

,

,

.

:

.

, ,

.

 

, , ,

.

.

,

.

, , ,

, .

,

( !)

.

, —

 

.

:

 

!!!




 

:
:

, 1997

27

ДЕНЬ АНГЕЛОВ

Водку дул дурь смолил
лязгал
песни наглые
в небесах ерусалима
солнце
ангелы
было не было
а мне бы
жизнь хотелось наголо
над
ерусалимом небо
в небе
только ангелы

ангел черный он военный
и надменный как судьба
на губе его казенной
золоченая труба
а второй мой белоснежный
и несложный как любовь
и в его улыбке снежной
роза черная горит
посредине
ангел сизый
шизокрылый да хмельной
весь чертами неземными
состязается со мной

первый ангел
протрубил
прямо в небо с флагами
но
здесь у нас
ерусалим
ну его
ангела
как бы ни было
прескверно
не такое видели
шел бы ты мой ангел смерти
во телохранители

первый ангел Ангел Черный
Ангел Черный чернозем
по его команде стройся
мы из почвы поползем
Черный Ангел дружит с Богом
а
пойдем мы умирать
на челе его высоком
отразится ни хера
ангел четкий Ангел Черный
и нечетный как сапог
мы то знаем для чего нам
обувает его Бог

ангел дым
белый пал
ветер опереньем длится
в небесах ерусалима
лебедь ангелица
так и не было
как мне бы
жизнь
еще раз
набело
над ерусалимом небо
в небе
только ангелы

ангелица лебедь белый
лебядь белая как смерть
нам с тобою жизни целой
до конца не досмотреть
а прожить с тобою можно
только больше не встречал
от твоей улыбки снежной
только пепел и печаль
ангел глупый мой летальный
бездны
ангел неземной
улетай отсюда бедный
безвозвратный ангел мой!

Водку дул
дурь смолил
лязгал песни наглые
в небесах ерусалима
сам сел
Серым Ангелом
было не было как не был
лета́ уже недолгия
а
над ерусалимом небо
где
гуляют
ангелы. 

 

 

Из книги: В садах Аллаха
(Цикл: Пять романсов для г-жи К. )
Иерусалим: Verba Publishers, 1997




28

 

,

.

,

,



.

.

.

,

.


.


,

.


,

:


,

 

.


,

,

 

.





:
:
-
, 1997

28


ОРЕЛ 

I

Царь поднял голову смахнул ракушечник побрел от солнца и от моря
не по-русски
в распор в расщелине стоящий в скалах небольшой орел
отвлекся от моллюска

царь шел не прикрывая наготу и
в выбитых зубах царька
за деснами еще хранилась лужица
на вкус во рту от моря

язык
отсутствовал
на
месте языка. 

II

Орел легко моргнул
отсюда
с точки зрения орла
отчетливей и очевиднее чем в речи

что
подымался по тропе все выше
что
ждала

то есть
стояла
то есть
шла навстречу.

III

Фигурки
дернулись
всегда первый гребок всегда
давался тяжело

сошлись уменьшились
в одну
фигурки
приняла струя тугая

покуда
взгляд ложился на крыло
и
разворачивался не мигая. 

 

 

Из книги: Царь
(Цикл: Керамика )
Иерусалим: Alphabet, 1997



 29

,


.



.


.  





:
-
, 1997

29

Что
жизнь мучительная
повторим как повторяем
пролет

под балками нерусского сарая
слепой
как
мотылек

а
что
как мотылек оно бессмертье это
смотри

зари симметрию зари
заката и рассвета
и
тьму внутри. 
 


Из книги: Царь
Иерусалим: Alphabet, 1997



 30

 

, , ?

;

,

.


,

,

, .

.


, ?

— —

,


.


, —  

,

.


,

.


,

 

.





:
:

, 2004

 30

ЧАЙ С МОЛОКОМ

Чай с молоком белая ночь какой чай с молоком
только
в одной палате ночник горит
или
у них стал Питер в начале лета
уже подводный теперь такой
или
я выдохнул жизнь как в жабры
и
легкие пузыри

но не
оторваться мне от окна
и не
насмотреться мне
на
всегда
или
ушла под белую воду вся их страна
или
всегда на этом месте текла вода

белая ночь
какой
чай с молоком
из чешуи глаз не сомкнуть и смотри
рыбий свой рот разевая каждым давясь глотком
и
пью до одури
до
о
дури!

эту
белую воду пью да не пьётся вот
рыбьи слёзы наши
и есть
толща самой воды
или
идёт надо мной весенний ладожский лёд
или
плывут надо мной
небеса как льды

белая ночь
какой
чай с молоком
папа льёт на скатерть слепой старик
отгоняю мальков от света варёной своею рукой
и
за
потевает иллюминатор
из
внутри

и
от
талкиваюсь
от дна
и всплываю на свет звезды
надо мною
одним
и светит она одна
или
отражается от воды.


 Яффо, июнь 1984 –
        Куршавель, декабрь 2003


Из книги: Легкая музыка
(Цикл: Идиллии )
Иерусалим; М.: Гешарим: Мосты 
культуры, 2004.

 
 
 31

 

.

!

.

...

,

,

.

:

, .


— ! —

!


 

.


.

.

,

...

(,

)...

,

 

.

.


,

;

... 

( )

.

( !)

 

!



 

: ,
:

, 2008

 31

САЛЮТ 

Умру поеду поживать
где
тётка всё ещё жива
где
после дождичка в четверг
пускают фейерверк
где
вверх стоит вода Нева
оправив руки в кружева
а за
спиною рукава
на бантик или два
где
город с мясом
как пирог
пусть
на
застеленном столе
и
чем сочельник не предлог
чтобы домой навеселе
себе
родному существу
подарок к Рождеству
обёртку
от медали
которую не дали
фольгу от шоколада
привет из Ленинграда

и то
поеду помирать
где мамы с папою кровать
где
в алом венчике из роз
как Сталин Дед Мороз

и звон стоит от голова
круженья
света белова
и
вся хула и похвала
халва и пахлава
где
из
бенгальского огня
(Господь
не
смей перебивать)
с улыбкой
словно у меня
(умру
поеду
заживать)
где
улыбаясь словно я
как будто улыбаюсь я
ребёнок
смотрит люто
с букетом из салюта
на плитке шоколада
привет из Ленинграда

умру
поеду
поиграть
в
на белых водах
в Ленинград
где я
на эти торжества
сам вроде божества
и я
не отверну лица
в лицо поцеловать отца
вот батюшке награда
а
много и не надо
а
много и не буду
туда смотреть отсюда
сюда
на лилипута
с букетом из салюта
на плитке шоколада
привет
из Ленинграда!

 


  Иерусалим, январь 1998 –
Куршавель, декабрь 2003
 

Из книги: Любовь война и смерть воспоминаниях современника
Легкая музыка
М.: Время, 2008



 32

1*

,

, , —

!

,

,

.

,

, ,

,

.

, ,

.

 

.





_______________________________


* 5 8,
  .
: 1, 3, 6, 6- , 7.

 32

КАРТИНА 1* 

Эта
Картина
именно нас изображает как есть
лады
во
вторых
всех на берегу
а
это значит
воды
в-третьих
наша осень на этой Картине
и
зо
бражена
зима осень лето потом воскресение и весна
на
этой
Картине у нас понарошку нет золотой стены

верней
наконец
перед нею нету
по
этому
мы видны.



_________

*В переводе представлены лишь следующие
5 частей поэмы (из 8):  1, 3, 6, 6- штрих и 7.

 
 
 33

3 

. , ,

,

,

, ,

,

, — :

,

.

" ..." — ,

,

, ...

,

,

,

: 

.

33

КАРТИНА 3

На этой Картине не все евреи а лица на каждый изящный вкус
вот
тот
кто в багрянице
он например Иисус
вон
в набекрень из крови короне он например гибрид
аполовину Бог
а на
ещё половину
жид
и
как про него помолясь сказала одна супруга моя жена
что в целом он Жизнь и ужасная гибель была ему не страшна а на
мой взгляд сие паскудство
когда всё пред
решено
тогда как моё Искусство
Страх и Трепет оно
и
глядя на этот божий
мою половину его
что
страшно тебе до дрожи
тогда ещё ничего.

 
 
 34

6 

, , ?

! , ,

,

. .

...

.

.

,

,

.

:

, ,

, : 

.

 34

КАРТИНА 6

А эта с краю в кричаще алом плаще Аглая
она богата она шикарна она одета она нарядна
она
упрямо
не смотрит прямо
а смотрит криво
причём направо
причём где рама
причём багета
и слава богу
оно и ладно
причём с багета рвёт позолоту своим колечком на
безымянном
не то чтоб странным на безымянном
но
со значеньем
но
оловянным на безымянном
оно колечком
и то спасибо не деревянным как
исключенье
своим
колечком ни разу даже не обручальным
подумаешь
вид у неё печальный

 
 
 35

6 –  

,

,

', ,

,

...

— ,

,

,

.

.

10% ...

, , — :

, ,

,  

, , !

 

 35

КАРТИНА 6-штрих

и подумаешь это ничего что серьги у ней магдалены
и подумаешь что мягкая шерстка у неё в горячем паху у неё елены
и пах у неё как у мани с фестоном как у сусанны вырез её пиздона
как у анны неправда ль донна и обертоны в поддон содома
ну и любила же это дело что даже пела а не говорила
в слезах кончала Аглая помнишь Аглая как ангелина
о как я нежно любил вас щели куда влагал я
и потом забывал их вид
как вид на родину
нелегалы
и только то и роднит с расписным этим блядством моё искусство
что кончив повод к тому с удовольствием забываешь
чего
если смысл разъять сугубо
это как красная смерть на пиру лангуста
немного хруста и стало немного пусто
или
на работу в троллейбусе ночь проведя с суккубом
или
как у поэзии русской языком ей раздвинуть срамные губы
со скидкой 10% для Еврейского членов Клуба
а поскольку нет Аглая тебя у меня отныне
ты в навсегда на Последней моей Картине
вся в ненасытном алом своём пылая
это чтоб я не забыл о тебе Аглая!

 
 36

7 

, ,

,

— , ,

" , ,

.

— , .

, .

. .

. . .

;

,

( )...

( )

( )

?

;

...

! ? ,

... , .

, , :

, , ,

 

.




(, - 2007) 
: ,
:

, 2008

 36

КАРТИНА 7

Все они на Картине то есть они стоят на виду
у берега то есть у края ртути живой
реб и брат его Элимелех в первом они ряду
причём кроткий и смиреннейший Элимелех
в опалённом кевларе стоит в боевой броне
и веки зашиты его мулине
а вон елозит по всей Картине приблудная бабка Рива она конечно
дурында она конечно в фате она подвенечной
ей 15 лет
настоящий американский у ней браслет
меж тем Ривка не знает что уже понесла
хотя реб Зуся с сокрушением и предполагал
но исходя скорей из контекста нежели из числа
что сын её будет сильный в Доме Магога и особенно из цыган
стоит Иешуа ми-Нацерет что какой уже Назарет
а шли б вы в Нацрат ей-богу там он живьём откликается на Иса́
впрочем кому-кому а ему на это и последние четверть часа
из последних мне вообще отпущенных лет
он меланхолически гладит пса
а вот Аглая вы ведь еще помните кто она
вдовствующая Аглая я никого не забыл жена
но почерк прочерк и росчерк мой а хвостик прикрыл багет
писал агройсемайстер Генделев Мишка в Иерусалиме один поэт
причём русская удаль тем ещё и хороша
что при перепродаже считается как душа.

 


Иерусалим, июль – август 2007

 

Из книги: Любовь война и смерть воспоминаниях современника.
Памяти Пушкина
М.: Время, 2008


 37

"",

1

,

. , . .

.

: ...

.

:

( ),

:

— .

 37

РЕСТОРАН «ЭФИОПИЯ» ДЕВЯТОЕ МАЯ

1

В парашютных
именно что в Ливане я и я именно пью арак
легко прикинуть калибр вливаний
если как допивали мрак
кровь естественно отстирали
за понимаю прыть
сказали клялся я на Коране
внимательнее надо быть
но именно я заметил впервые
нам
сюда
снятся одни живые
а мёртвые никогда!



 38

2 

.

, (!)

.

: ...

:

" "...

.

:

.

 38

2

Все воспоминания
схожи как две воды
что банд-их-формирование [Боже!]
[ай как] нам выписало пизды
что память светлая убиенным
меж тем результат побед
наших вслух говоря военных
что свет на раз побеждает свет
что мир наш потенциальный союзник
что вырос запрос в рабах
и что нации стало уютнее в кузнях
отчих
и погребах.

 
 39

3 

!

!

,

, , .

: . , .

. ... ...

. . .

.

, — . . . 

— . . .

 39

3

Кус-охтах!
снятся одни живые а мертвые ни хрена
бегаю от жены я
когда предъ
являет жена
что я до побудки хриплю команды
когда я животное не храплю
и шёл бы я на веранду
как именно я люблю
короче мы им навоевали
за родину как никак
я именно был в Ливане
именно пью арак.

 
 40

4 

,

,

.

! .

,

,

. !

,

,

.

 40

4

Жизнь
комрады боевые
закусь то есть не до фига
на тризне нашей едят живые
голубику из пирога
слушай по ветеранам Приказ Номер Один
выпить арака давно пора нам
за битвы наши
Салах-ад-дин!
как бомбовозы наши бомбили
Кремль и по Озерлагу крюк
и как мы на рысях входили
в Дахау и Равенсбрюк!

 
 41

5 

,

;

,

.

.

,

.




 

(, 2007)
: ,
:

, 2008
 41

5 

Как врывались в бараки
как всё на своём пути
и нам швыряли под траки
конфеты армяне и конфетти
кумысом трофейный шнапс запивали
Элизиума на полях
и как нам давали сестрички наши
во всех в мире госпиталях
и как я и каждый убил впервые
понял
теперь беги
пусть с вами пьют живые
с мёртвыми пьют враги.

 

Москва, август 2007

Из книги: Любовь война и смерть воспоминаниях современника.
Памяти Пушкина
М.: Время, 2008

 
 42



1 

,

.

,

.


,

.

,

,

,

.

,

.

 

.



2

,

,

.

.


,

.

,

,

:

,

.

3

:

.

,

.


— —

,

, , :

 

.

,

,

, ,

.

.

 

(-, -, 2008)
: ,

, 2008
 42

ПОСЛЕСЛОВИЕ

1

Товарищ
а пусть
наизусть уже хватит
а пусть уже поздно со слуха ловить
бежимте
в
на голое тело в халате
смотреть как идёт с потолка алфавит

и раз от
летит с облаков позолота
два и
в апогее как на волоске
три
буквы как цифры нет как вертолёты
зажести
кулируют перед пике

а небо как свиток скатают как свиток
как знамя дружины
в
чехол
и
зима
и вон оно после жестоких попыток
не Твердь так хотя бы экран синема.

 

2

На чём и посмотрим чего осязали
с Земли и в слезах и вдали
на ощупь
читали
вернее
считали
вернее хотели
вернее могли

ведь
где-нибудь
в
имени этой
Вселенной
летят же упрямо не кинув ряды
вот именно бабочки песни военной
один миллион тому красной звезды

и к перегоревшему русскому свету
летят и сгорают
а думаю вслед
да
бъекта у галлюцинации нету
но ведь и убъекта
товарищи
нет.
 

 

3 

Поэтому быстренько на подоконник
а то уже титры под музыку блядь
про то
как
я был
полуправ полупонят
взвешен
сосчитан сочтён и опять

пся эта слава моя
я заметил
прибилась к отряду за тем только за
что
выжгут
лицу на столбе эти дети
эти
лопни мои глаза

и то ведь
товарищ
когда-то не зря то
училось дрочилось
да и
истекло
мы всё это с вами увидим ребята
расплющив носы о стекло.
 

 Иерусалим – Москва,
     август – сентябрь, 2008


Из книги: Любовь война и смерть воспоминаниях современника
Легкая музыка
М.: Время, 2008

 
 43

 

,

,

, ,

.

,

,

...


" ?..."

", ?..."

" ..."

" : !..."

", , ,

? , ?..."

", ,

?..."


"

... !..."

" ..."

" !..."

" ,

?..."

, , 

, .


 

 

2007 (?)


 43

Вальс «Крушение»

Китель, как лайнер, ладно пошит,
волнение из изумруда.
Лайнера корпус несокрушим,
а за винтами – буруны!
В иллюминаторах вид
к глазам пассажирок подобран.
По-итальянски стюарды поют,
а в трюме – синематограф.

– Можно, я ужин в каюту велю?..
– А тебе из какого графина?..
– Ах, да! Тебя я, конечно, лю...
– ...блю, как играют дельфины!..
– Великолепный круиз,
не правда ли, мой хороший?..
– Ну и как вы находите, юная мисс,
этот Атлантик-оушен?..

– За нашу любовь и за наш союз!..
– Я тебя никогда не покину!..
– А я с тобой ничего не боюсь!..
– Посмотри, как играют дельфины!..
– А помнишь: нотариус-дуралей
язвил, что укачивать станет?..
Плыви, мой великий кораблик любви,
плыви, наш «Титаник».


(Из неизданного. Приб. 2007 г.)

  

, , 2016

. , : 1-20

. , : 21-43

. ,

. ,

. ,

. ,





, , 2013

. , : 1-15

. , : 16-30

. ,


2008-2017